Военное строительство в Азербайджанской армии 1919-1920 гг.

2023/05/nurlu-1685519592.jpg
Прочитано: 2280     11:50     31 МАЯ 2023    

Существующая постоянная и реальная угроза независимости и территориальной целостности Азербайджанской Республики на протяжении всего периода её существования вынуждала правительство и парламент уделять постоянное внимание укреплению её обороноспособности


В начальный период независимости Азербайджана вопросами национальной безопасности и военного строительства возлагалось на правительство страны. В первом правительственном кабинете пост военного министра занимал Хосров-бек Султанов, но за отведённый срок (с 28-го мая до дня отставки правительства – 17-го июня) он практически не приступал к исполнению своих обязанностей. В составе второго кабинета под председательством Фатали-хана Хойского такая должность отсутствовала, только с 6-го октября 1918-го года уполномоченным по военным делам был назначен Исмаил-хан Зиядханов [2, с.83].

Внешняя военная угроза в этот период исходила как с севера, со стороны белогвардейских армий и деникинской Каспийской флотилии, а также сухопутных и военно-морских сил Красной Армии, так и с юго-запада, со стороны дашнакской Армении с её неуёмными территориальными претензиями к Азербайджану.

Излагая на заседании парламента 26-го декабря 1918-го года Декларацию нового третьего кабинета министров в области внутренней и внешней политики, премьер-министр и министр иностранных дел Ф.Хойский отмечал, что «одной из главных задач правительства является организация военной силы, могущей оберегать целостность территории» страны [3, 1918, 25 декабря]. Это официальное заявление подчеркивало оборонительный характер военной доктрины Азербайджанской Республики.

Первые попытки формирования национальных воинских соединений были предприняты еще в конце 1917 – начале 1918 годах. В этом большую помощь оказало Турция, которая предоставила столь необходимые военные силы для борьбы с большевиками [4, с.50–51]. Эти соединения в составе Кавказско-Исламской армии (КИА) приняли активное участие в освобождении Баку в середине сентября 1918-го года. После же переезда правительства из Гянджи в Баку началось формирование на базе азербайджанских воинских частей, входивших в состав КИА, регулярных вооружённых сил республики и органов его управления. Так, 23-го октября 1918-го года на заседании правительства обсуждался вопрос о создании министерства обороны, на котором было принято решение о восстановлении деятельности Военного министерства. Уже 7-го ноября Постановлением Совета Министров Азербайджанской Республики было учреждено министерство обороны, которую на первых порах возглавил сам премьер Ф.Хойский [1, с.22; 4, с.51].

Формирование же аппарата министерства было поручено генералу от артиллерии С.С. Мехмандарову, возглавивший этот орган. Его помощником стал генерал-лейтенант А.Шихлинский, являвшегося командиром Азербайджанского корпуса и уже неоднократно исполнявшего обязанности руководителя военного ведомства республики [5, с.134]. Оба эти генерала получили широкую известность в ходе русско-японской и первой мировой войн, а также они были награждены многими российскими и иностранными боевыми орденами и пробыли на своих постах вплоть до 28-го апреля 1920-го года [6, с.61-62].

22-го ноября 1918-го года Военное министерство переехало в Гянджу и приступило к созданию регулярной Азербайджанской армии и формированию его органов управления. 15-го января 1919-го года создаётся Генеральный штаб, разделённый на девять отделов, с соответствующими структурными подразделениями-отделами: артиллерийским, интендантским, инженерным, генерал-квартимейстера, дежурного генерала, военно-санитарным, военно-учебным, военно-топографическим, контрольным и др. [7, с.29].

Начальником Генштаба был назначен генерал-лейтенант Сулейман Сулькевич (1865–1920 гг.). В марте 1919-го года, после проведения очередной реорганизации, из Главного штаба для координирования оперативной работы выделен отдел генерал-квартирмейстера, на базе которого создано Главное управление Генерального штаба, где начальником единого Штаба Азербайджанской армии в начале марта 1920-го года был назначен генерал-майор Г.Салимов. В структуру вошли отделы военно-топографический и генерал-квартирмейстера, управление начальника военных сообщений и заведующий передвижением войск [5, с.134].

В целом анализ деятельности правительства в области военного строительства показали, что создание органов управления Азербайджанской армии началась только с 1919-го года, когда специальное ведомство возглавили такие опытные военачальники, как С.Мехмандаров и А.Шихлинский, имевшие богатый опыт организационной работы. Кроме того, в ряды Азербайджанской армии влилась ещё целая группа офицеров и генералов из других государств, в том числе и с русской армии, отмеченных георгиевскими наградами. Именно этот фактор, активное привлечение к созданию национальных вооружённых сил старых проверенных кадров, в начальном периоде его строительства и комплектования органов управления стал залогом определенного успеха молодой республики в данном направлении.

Среди подобных крупных фигур в вооружённых силах Азербайджанской Республики следует назвать генерал-лейтенанта Сулейман Сулькевича (начальник Главного штаба Азербайджанской армии), генерал-майора Габиб-бека Салимова (начальник Главного управления Генерального штаба армии), генерал-майора Ибрагима-ага Усубова (генерал для поручений при военном министре республики, с 1920-го года – начальник Бакинского укрепленного района), генерал-майора Фазулла-Мирзу Каджара (начальник Гянджинского гарнизона), полковника Ибрагима-ага Векилова (губернатор Гянджи, с 1919-го года – генерал-майор Азербайджанской армии и начальник топографического отдела Генерального штаба), полковника Теймур-бека (или Тимура) Новзурова (с 1919-го года – генерал-майор Азербайджанской армии и командир 1- го конного Татарского полка, затем начальник Конной дивизии, состоявшей из трёх конных полков), капитана Рашид-бека Эфендиева (полковник Азербайджанской армии, с 1920-го года – командир 8-го Агдашского пехотного полка) и других офицеров.

Данный перечень кадровых офицеров-азербайджанцев демонстрировало, что в начальном этапе создания органов управления Азербайджанской армии правительство опиралось на опытных национальных кадров, имевший опыт службы в русской и турецкой армиях, отличившихся в многочисленных войнах [2, с.85].

В связи с обострением военно-политической обстановки как внутри республики, так и вокруг неё, а также с угрозой вторжения деникинских войск в Азербайджан, 14-го июня 1919-го года был образован Комитет Государственной Обороны, объявивший всю территорию Азербайджана на военном положении.

Вслед за этим были образованы военный суд и военно-прокурорский надзор, а при военном министре из высших чинов армии создан Военный совет для «разрешения вопросов военного законодательства и финансово-хозяйственных». Так, в феврале 1920-го года были образованы Малый и Большой Военные Советы. Малый Совет состоял из военного министра (председатель), помощника военного министра, начальника Главного Управления Генштаба, начальника Бакинского укрепрайона и начальника Главного Штаба. В Большой же Совет входили: помощник военного министра (председатель), начальник Генштаба, начальник Бакинского укрепрайона, начальник Главного штаба, командиры пехотных и конных дивизий, квартирующихся в Баку, начальники Главного артиллерийского, интендантского и инженерного управлений, заведующие Военно-судной и военно-ветеринарными частями, с участием представителей Государственного контроля [8, с.135, 177-178].

Кроме того, в связи с важным стратегическим значением Баку учреждено Военное генерал-губернаторство Бакинского укрепрайона под командованием генерал-майора М.Г.Тлехаса. Правда, функционировать оно смогло после ухода британских войск, создавших своё Бакинское генерал-губернаторство. Расходы на нужды военного ведомства были наиболее значимой строкой бюджета республики. В 1919-м году они составили свыше 400 млн. рублей, то есть более четверти бюджета республики. Азербайджанское правительство понимало ценность собственных вооружённых сил, способных защитить суверенитет страны. В 1920-м году планировалось увеличить расходы на главное силовое ведомство страны, тем более что если в 1919-м году предполагалось создать армию численностью 25 тыс. человек, то в следующем году эту цифру подняли до 40 тысяч штыков и сабель [2, с.85].

Одним из основных направлений в деле военного строительства в Азербайджане в этот период была подготовка командного состава для формируемой органов управления и частей Азербайджанской армии. Еще в июне 1918-го года при помощи турецких офицеров в Гяндже была открыта Военная школа прапорщиков, куда принимались лишь лица, имеющие образование не ниже начального училища. Первый ускоренный выпуск в этой школе состоялся в октябре 1918-го года [3, 1918, 11 ноября; 9, 1997, №4, с.73-74]. 27-го октября 1918-го года Министерству внутренних дел был выделен «кредит в 50 тыс. рублей на открытие и оборудование трёх военных училищ в городе Баку» [10, оп.I, д.21, л.130]. В ноябре 1919 г. Школа прапорщиков была преобразована в Военное училище, рассчитанное на 250 слушателей с тремя отделениями: общим, артиллерийским и инженерным (последнее, однако, не удалось открыть). Для подготовки будущих курсантов этого училища в Баку была создана юнкерская школа. Кроме того, в период 1919-го – первой половины 1920-го года в республике по инициативе руководства военного ведомства открылись также кавалерийское, артиллерийское и сапёрное училища, а также пулемётно-гренадерская, авиационная, военно-железнодорожная и военно-фельдшерская школы [7, с.29]. С целью улучшения подготовки унтер-офицерского состава армии с апреля 1920-го года планировалось создание специальных батальонных и полковых школ ликвидации безграмотности с четырехмесячным курсом обучения [11, с.56].

Однако, для подготовки национальных офицерских кадров требовалось определённое время и для удовлетворения растущих потребностей армии в военных специалистах правительство вынуждено было привлекать значительное количество русских и грузинских офицеров. В этот период в Азербайджане оставались лишь около 300 кадровых офицеров старой русской армии, среди которых свыше 30 были штабными офицерами [5, с.135]. Учитывая этот фактор, генерал С.Мех¬мандаров в феврале 1919-го года добился от правительства принятия специального постановления, по которому без согласия военного министра офицеры-азербайджанцы не должны были приниматься на гражданскую службу [12, л.18].

Приобщение к военному делу и знаниям вызывало одобрение и поддержку у населения республики. Так, представители общественности г. Нухи (Шеки), обращаясь к военному министру с просьбой открыть за счёт городской казны военную школу по образцу Гянджинской, писали: «Считая защиту Отечества священной обязанностью каждого азербайджанца, мы хотим, чтобы большинство наших детей школьного возраста, пройдя курс в военной школе, стали бы в ряды защитников Родины» [13, 1991, 31 октября].

Благодаря предпринятым значительным усилиям уже к концу 1919-го года начали эффективно функционировать органы военного управления на различных уровнях, а также созданы сухопутные силы Азербайджанской армии, которые состояли из двух пехотных и одной кавалерийской дивизий. Кроме этого, при помощи турецких и русских офицеров были сформированы артиллерийские бригады и дивизионы, резервные полки и батальоны, другие спецподразделения. Общая численность сухопутных вооружённых сил Азербайджанской Республики к апрелю 1920-го года достигла 30 тыс. штыков и сабель [14].

Следует отметить, что в деле военного строительства правительству АДР на протяжении всего времени её существования приходилось преодолевать серьёзные трудности, связанные c отстаиванием суверенитета страны. Так, в 1919-1920 гг. войска соседней Армении вторглись на эти территории в Зангезур и Карабах с целью их отторжения от Азербайджана. Двадцати тысячная Азербайджанская армия, действовавшая в этом регионе, дав агрессору достойный отпор сумела защитить территориальную целостность республики [15, с.191-210].

Органы управления военно-морских сил республики начали практически формироваться после ухода англичан из Азербайджана в конце августа 1919 г. Дело в том, что до этого периода всю оборону западного азербайджанского побережья Каспия обеспечивала Английская военная флотилия. Даже в Военном министерстве отсутствовало управление или же отдел, занимающийся флотом. Что же касается самой Каспийской военной флотилии (КВФ), то после освобождения Кавказской Исламской армией Баку её основные суда – «Карс», «Ардаган» и «Астрабад» были угнаны в Порт-Петровск правителями «Диктатуры Центрокаспия» и возвращены в Баку лишь после прихода в середине ноября 1918-го года англичан, которые приступили к созданию своей собственной флотилии на Каспии [16, с.173-175].

Однако, в конце августа 1919-го года англичане начали свёртывать свою деятельность на Южном Кавказе и Каспии и эвакуировали свои войска из этого региона, в том числе и из Азербайджана, причём свои военно-морские силы они передали деникинцам. По достигнутому в июле 1919-го года соглашению, к началу сентября англичане передали деникинской КВФ, которой командовал капитан I-го ранга А.Сергеев, 11 вспомогательных крейсеров, 12 быстроходных катеров с минами Уайтхеда, 54 орудия, около 23 тыс. снарядов и др. снаряжение [16, c.183; 17, 1919, 30 июня].

Эта акция англичан вызвала большую тревогу и озабоченность Азербайджанского правительства. В письме, подписанном премьер-министром Н.Усуббековым и министром иностранных дел М.Ю.Джафаровым, командующему Британскими Силами в Баку от 1 августа 1919-го года сообщалось о появлении в газете «Россия» от 30-го июля того же года заметки о передаче КВФ британским командованием Добровольческой армии и отмечалось, что «правительство Республики, стоящее на страже целостности и территориальной неприкосновенности государства, а также заинтересованное в поддержке спокойствия и порядка в стране, не может допустить такого усиления сил, которое лишает ныне страну необходимой гарантии безопасности от нападения извне, достигнутой с таким трудом на Каспийском море, благодаря тому, что КВФ находилась в ведении до сего времени Английского Командования, пользующегося у населении должным авторитетом и доверием» [18, л.19]. Далее в письме особо подчёркивалось, что создавшееся с передачей Добровольческой армии части Каспийской военной флотилии положение является «прямой угрозой независимости и территориальной неприкосновенности Азербайджана и не может не вызвать вполне естественной тревоги населения, усматривающем в этой передаче акт игнорирования его жизненных интересов, ввиду усиления враждебно настроенных к Азербайджану сил» [18, л.19].

В заключении этого письма содержалась просьба английскому командованию аннулировать решение о передаче части КВФ Деникину [18, л.19]. Это письмо командованием британских войск в Баку было переправлено высшему командованию вооружённых сил Англии [19, с.133].

Однако, несмотря на все просьбы и предупреждения Азербайджанского правительства, большинство судов английской флотилии на Каспии были все же переданы деникинцам, что, в свою очередь, таило в себе угрозу безопасности для Азербайджанской Республики. Это признавали и сами англичане. В одном из английских документов, составленном в сентябре 1919-го года, отмечалось, что «передача Каспийской флотилии Деникину является прямой угрозой столице Азербайджана» [20, с.130].

Тот факт, что Азербайджанской Республике необходимо было обеспечить надёжную оборону своего побережья от угрозы с моря показали военно-политические события, связанные с Муганью летом 1919-го года. Подняв вооружённый мятеж против центральной власти большевики создали здесь небольшую «Мугано-Ленкоранскую военную флотилию», в состав которой входили пароход «Дмитрий Милютин», усиленный одним полевым орудием, боевые катера «Встреча», «Перебойня», «Кура», «Баилов» и «Каспий», а также несколько моторных баркасов, вооружённых 47-мм орудиями и пулеметами [5, с.140-141]. Эта флотилия, курсировавшая вдоль юго-западного побережья Каспия, вела разведку, осуществляла оперативную связь между прибрежными участками обороны, обстреливала наступавшие войсковые части Азербайджанской армии с моря. Временами быстроходные катера флотилии появлялись в 30-32-х милях от Баку, вызывая серьёзную обеспокоенность местных властей [3, 1919, 22 июля]. Много неприятностей доставляла властям и так называемая «Особая морская экспедиция» (ОМЭ), организованная большевиками и начавшая свою деятельность с весны 1919-го года. В состав ОМЭ входило около двух десятков рыбацких лодок и моторных баркасов, а также – двух сотен матросов. Поставляя втайне в Астрахань большие партии нефти и нефтепродуктов, лодки этой экспедиции на обратном пути доставляли в Баку группы боевиков, оружие, боеприпасы и пр. [21, с.42-45].

Учитывая все эти факторы, Азербайджанское правительство пыталось предпринять ряд практических мер по усилению военно-морской обороны страны.

В формировании органов управления военно-морских сил республики азербайджанскому правительству пришлось столкнуться с рядом как объективных, так и субъективных трудностей, связанных не только со слабостью военно-технической базы, но и с острой нехваткой командного состава и опытных специалистов в военно-морском деле [1, c.28-29; 21, с.42-45]. Наиболее ярко проявился при комплектовании военно-морских сил страны национальными офицерскими кадрами [22, с.23]. Достаточно отметить тот факт, что на наиболее крупных боевых кораблях флотилии – канонерках «Карс» и «Ардаган» – фактически не было ни одного офицера-азербайджанца, получившего высшее военно-морское образование. Лишь командиры «Ардагана» и «Астрабада» – капитан морской службы Гасан Чилингирзаде и капитан 1-го ранга Китанчи-заде были азербайджанцами [5, с.143]. Такая же картина наблюдалась и с личным составом кораблей, на которых служившие здесь азербайджанцы были с торгового флота и не имели военно-морского опыта несения службы. Этот фактор не позволял создать органы управления флотилией. Достаточно отметить, что даже в Военном министерстве отсутствовали управление или же отдел, занимающиеся флотом, а решение всех вопросов, связанных с КВФ, на первых порах было передано во введение Министерства путей сообщения.

Тем не менее, правительство все же пыталось навести порядок в военно-морских делах. Прежде всего, с целью сосредоточения всех военно-морских дел в руках военного ведомства, при Главном Штабе был создан специальный военно-морской отдел, штат которого состоял из 6 единиц: старшего адъютанта (морской офицер), его заместителя и помощника, двух писцов и двух курьеров [23, лл.7,72]. 5-го декабря 1919-го года была образована специальная комиссия для обследования канонерок «Карс» и «Ардаган», стоящих в Бакинском порту и которые предполагалось использовать для береговой обороны Азербайджана [24, л.12]. В целом же, в состав азербайджанской Каспийской военной флотилии входили две канонерские лодки – «Ардаган» и «Карс», вооружённые восемью 75-мм, 100-мм и 120-мм орудиями, посыльные и вспомогательные суда «Астрабад», «Геок-Тепе», «Аракс», «Нарген», транспорт «Орёл», вооружённый пароход «Пушкин», а также небольшое количество катеров [20, с.133].

Предпринимались также и меры по организации на базе бывшей Бакинской Школы морской авиации собственной военно-морской авиации. Состояние материальной части этой школы к осени 1919-го года находилось в неудовлетворительном состоянии. Организованной Бакинской городской управой специальной комиссией на месте дислокации авиашколы в конце августа 1919-го года были обнаружены стоящие в ангаре 10 гидроаэропланов без моторов и пропеллеров, а также запасные новые крылья этих аппаратов [14, л.3-3(об)]. 19-го августа 1919-го года военный летчик поручик Хан Авшар Темурчин был зачислен в Азербайджанскую армию на военную службу, а 14-го сентября был создан отряд морской авиации [5, с.143-144]. 26-го января 1920-го года Военным Советом был утверждён новый штат этого авиаотряда.

Правительством предпринимались меры и по техническому оснащению флотилии и военно-морской авиации. Так, в меморандуме, представленном на Парижской мирной конференции Верховному Совету Антанты, Азербайджанское правительство просило союзные державы о содействии в оснащении, наряду с армией, своей флотилии подводными лодками, судовой артиллерией с должным запасом снарядов, полным военно-техническим оборудованием порта, гидроаэропланами, беспроволочным телеграфом, оптическими приборами и другими различными военно-техническими приспособлениями [25, с.73]. В частности, для оснащения флота были заказаны 6 подводных лодок, боевые катера различных классов, морские артиллерийские орудия [11, с.38]. Однако, всё это получить вовремя не удалось в связи с известными событиями конца апреля 1920-го года.

Учитывая реальную угрозу агрессии с севера правительство особое внимание уделяло организации военно-морской обороны Бакинского побережья, как имеющего ключевое военно-стратегическое значение.

Между тем военно-политические события в Кавказско-Каспийском регионе развивались весной 1920-го года стремительно, причем в пользу большевистской России. Ещё 6-го февраля Красная армия заняла Красноводск – морские ворота Центральной Азии. После разгрома деникинских войск и занятия Красной армией в течение марта Ставрополя, Пятигорска, Армавира, Новороссийска и Грозного, в корне изменилась вся военно-стратегическая ситуация в регионе. 30-го марта частями ХI армии штурмом был взят Порт-Петровск, а через несколько дней – Дербент. Причём в своей телеграмме в Реввоенсовет Кавказского фронта от 2-го апреля 1920-го года. В.И.Ленин настоятельно советовал «действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно при вступлении в Дагестан. Всячески демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам, их автономию, независимость и прочее» [26, c. 241].

На морских просторах Каспия Волжско-Каспийской военной флотилией (ВКВФ) в течение марта-апреля 1920-го года в нескольких сражениях разгромила белогвардейскую КВФ, большинство судов которых были угнаны белогвардейцами в порт Энзели под защиту находившихся там англичан [27, c. 112-113]. 5-го апреля десантом военоморов был занят форт Александровский, 13-го апреля – остров Чечень, после чего ВКВФ перебазировалась из Астрахани в Порт-Петровск.

В результате ХI Красная армия и ВКВФ вышли к сухопутным и морским границам Азербайджана. Перед командованием Кавказского фронта была поставлена в кратчайшие сроки захватить Бакинский нефтепромышленный район и выйти к границам Персии. Выполнение этой задачи в значительной степени облегчалось тем обстоятельством, что в этот период Азербайджанская армия участвовала в отражении армянской агрессии в Зангезуре и Карабахе [28, c. 82-83].

Осуществив ряд боевых операций к середине мая 1920-го года ХI армия заняла всю территорию Азербайджана. Выступая сразу же после занятия Баку 29-го апреля 1920-го года В.И.Ленин с удовлетворением отмечал, что это событие «означает, что мы имеем теперь такую экономическую базу, которая может оживить всю нашу промышленность» [29, c. 332].
Бакинская операция, осуществленная 27–28 апреля XI Красной Армией и ВКВФ, привела к ликвидации независимости Азербайджанской Республики и установлению советского контроля над всем западным побережьем Каспийского моря вплоть до Астары.

Таким образом, в 1919-м году национальные вооружённые силы практически имели чёткую организационную структуру, где были сведены в дивизии, корпуса и армии, а управление ими осуществляли созданные штабы управления различных уровней. Командный состав вооружённых сил и офицеры органов управления в целом отличались весьма высоким уровнем профессиональной подготовки и имели опыт участия в Первой мировой войне. В командном составе и штабах армии и флота стали преобладать национальные кадры. В органах военного управления, штабах и войсковых частях, и соединениях служили также бывшие турецкие, российские, грузинские офицеры, а также из других армий. Огромную поддержку в становлении армии стало привлечение близких партнёров, в первую очередь в лице Турции. Оказанная Турцией значительная материальная и людская помощь позволила Азербайджану обрести территориальную целостность и создать в дальнейшем собственные боеспособные части, способные решать боевые задачи, что и продемонстрировало последовавшее вскоре военное столкновение с Арменией. Пришедшие на смену Турции британские военные также оказывали некоторую материально-техническую помощь.

В тоже время первая попытка создания сильных и боеспособных вооружённых сил в период существования первой Азербайджанской Республики завершилась неудачей. Это было связано как со слабой военно-технической оснащенностью вооружённых сил республики, так и, в особенности с недостаточным обеспечением Азербайджанской армии национальными офицерскими кадрами и специалистами. Особенно это проявилось в органах управления и на кораблях ВМС страны, где фактически полностью отсутствовала база по подготовки высококвалифицированных командно-инженерных специалистов для национальных военно-морских сил.

Основная же причина того, что в 1918-1920-е годы не удалось создать достаточно боеспособные национальные Вооружённые и Военно-Морские Силы заключалась в краткосрочности существования самой Азербайджанской Республики.

Нурулла Алиев, капитан первого ранга в запасе, доктор исторических наук, профессор Военного Научно-Исследовательского Института Национального Университета Обороны

Литература

1. Алиев Н.А. Подготовка кадров для Военно-морских сил в Азербайджане (1918–1997-е годы). Баку, БВВМУ, 1998, 237с.
2. Вадим Муханов, Михаил Волхонский. По следам Азербайджанской Демократической Республики, http://library.khpg.org/files/docs/1359453565.pdf, 100с.
3. Газета «Азербайджан», 1918, 1919
4. О вооружённых силах Азербайджанской Демократической Республики (1918–1920 гг.) // д. ф. и. н., ст. пр. Асланов Эльгюн Мамедали, ст. пр. Ахундов Азер Яды, ст. пр. Абдуллаева Севда Физули, ст. пр. Алиева Фазия Байрамовна WORLD SCIENCE, № 2(30), Vol.5. February 2018, с.50-54, http://ws-conference.com/
5. Алиев Н.А. Военно-морская история Азербайджана. Баку, «Элм». 2002, 347c.
6. Ибрагимов С. Полный генерал от артиллерии А.Шихлинский // Xарби Билик, 1993, №3, с. 60-64
7. Дарабади П.Г. О вооружённых силах Азербайджанской Демократической Республики (1918–1920 гг.) // Известия Академии наук Азербайджана. Серия истории, философии и права, 1991, №11, с. 27–34
8. АДР Армия. //Сборник документов/, –Баку: ГАУ, 1998, 402c.
9. Военно-научный журнал Xарби Билик. –Баку: «Военное издательство», 1993, №3, с. 60-64
10. ГИА АР, ф. 894 (Министерство внутренних дел Азербайджанской Республики, 1918-1920 гг.), оп. 1, д. 21. оп. 10, д.86, 108
11. Стеклов А. Армия мусаватского Азербайджана. –Баку: Азгосиздат, 1928. – 74 с.
12. ГИА АР, ф. 51 (Министерство просвещения), оп. 2, д. 4
13. Газета «Вышка», 1991, 1996, 1998
14. ГИА АР, ф. 2802 (Бакинския Городская Управа), оп. 1, д.367
15. Парвин Дарабади. Военно-политическая история Азербайджана (1918–1920). Баку: Издательский дом «Кавказ», 2013, 296 с., http://ws-conference.com/
16. Н.А.Алиев, П.Г.Дарабади. Геополитика в Кавказско-Каспийском регионе и Азербайджан. Баку, ”AФполигрАФ”. 2017, 288 c.
17. Газета «Россия, 1919, 30 июня
18. ГИА АР, ф. 570, оп. 1, д.196
19. Из истории инностранной интервенции в Азербайджане 1918–1920 гг. Документы и материалы. // Архив Азербайджана, 1988, №№ 1-2 (31-32)
20. Дарабади П.Г. Военно-политическая борьба за Баку и Каспий в 1918-1920 гг. // Возрождение – XXI век, 1999, №№ 21-22
21. Агаев К.А. Особая морская экспедиция. – Баку: Азернешр, 1967, 71 с.
22. Джангиров М.Б. Коммунистическая партия – организатор интернационального воспитания личного состава Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны. – Баку: КВВМКУ им. С.М. Кирова, 1971
23. ГИА АР, ф. 2898 (Главное Управление Генерального Штаба Военного министерства), оп. 1, д. 13
24. РГА ВМФ, ф. 562, оп. 2, д. 31
25. Гусейнов И.А. Историческое значение большевистского лозунга “Независимый Советский Азербайджан” // Ученые записки АГУ им. С.М.Кирова. Серия общественных наук, 1957, №10, с. 63-83
26. Ленин В.И. Военная переписка (1917-1920). М.: «Воениздат». 1987, 268c.
27. Маковский А.А., Радченко Б.М. Каспийская Краснознаменная. М.: «Воениздат». 1961, 206c.
28. Гасанов А.Г., Гусейнова Д.Р. Роль Азербайджанской армии в отражении армянской агрессии в 1918-1920-х годах.// Научно-практический журнал ВАВС “Национальная Безопасность и Военные Науки” (на азерб. языке), часть 2, № 2, c.80-86
29. Ленин В.И. Полное Собрание Сочинений. Т.40, 506c.



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: