Эксперт: «При сохранении напряженности летом очень высока вероятность эскалации конфликта осенью»

2023/05/karab-1684489164.jpg
Прочитано: 2675     13:30     19 МАЯ 2023    

«Даже пятой части электората Синана Огана уже будет достаточно Реджепу Эрдогану для победы»


На вопросы Информационно-аналитического портала Armiya.az российский аналитик, отвечает директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

- Начнем с того, что со временем отношения между Россией и Арменией все больше получают ещё более непонятный характер, так как пару дней тому назад премьер Пашинян заявил, что Армения не может позволить себе попасть под санкции из-за России. Также замглавы МИД Армении обвинил Москву в том, что его страна не может получать вооружение, за которое заплатила России. Как вы думаете, что происходит между Москвой и Иреваном?

- Заявления Никола Пашиняна на тему санкций – скорее, дежурная реакция, чтобы не осложнять отношений с западными державами. Впрочем, здесь может быть и элемент политического торга с Москвой, напоминание, что риски, на которые идет Ереван, осуществляя экономическое сотрудничество с Россией, должны быть компенсированы.

В целом же, именно политическим торгом между Москвой и Ереваном можно объяснить многие публичные шаги и заявления команды Никола Пашиняна, когда позитивные жесты в адрес Кремля (вспомним тот же визит премьера Армении в Россию на 9 мая) чередуются с весьма прохладными, как те же претензии секретаря Совбеза Армена Григоряна по поводу поставок российских вооружений. Очевидно, что обе стороны не намерены окончательно «закрывать дверь» для взаимодействия, но и вопросов друг к другу у них накопилось много.

Скорее всего, под знаком такой «нестабильной погоды» отношения между Россией и Арменией будут развиваться и во второй половине 2023 года. При этом в случае усиления напряженности между Баку и Ереваном, с одной стороны, риторика Никола Пашиняна в отношении Москвы может становиться более резкой, но, с другой, на таком фоне могут проходить и более активные непубличные переговоры руководства Армении с Кремлем.

- Помимо всего этого, Армения практически проголосовала за документ, который обязал страны мира арестовывать президента России в том случае, если тот окажется на их территории. Насколько логично говорить о союзничестве с Арменией после такого решения?

- Стоит учесть, что Правительство Армении одобрило законопроект «О ратификации Римского статута Международного уголовного суда, подписанного 17 июля 1998 года, и о принятии заявления о реверсивном признании юрисдикции МУС» еще в конце декабря 2022 года. То есть, произошло это задолго до заявления представителей Палаты досудебного производства МУС о выдаче ордера на арест Владимира Путина и Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Марии Львовой-Беловой.

Не будем забывать, что на восприятие любых решений страны-партнера влияет уровень ожиданий, сложившийся на предыдущем этапе отношений с таким государством. Учитывая, что отношения между руководством России и Армении в конце 2022 – первые месяцы 2023 года оставались сложными, ожидали ли в Москве, что в таких условиях Ереван остановит процедуру ратификации Римского статута после вышеназванного заявления МУС? Конечно, нельзя сказать наверняка. Но, вполне возможно, что Москва изначально и не рассчитывала, что Ереван в этом вопросе сделает шаг назад. Вряд ли весь этот сюжет повлиял на отношения Москвы и Еревана принципиально.

- Как мы видим, пока Пашиняну удается усидеть на двух стульях, маневрировать и лавировать между Западом и Россией. По-вашему, до каких пор продолжится этот непристойный «политический стриптиз» армянской элиты и в каком положении окажется Армения, когда настанет момент сделать окончательный выбор между РФ и Западом?

- Теоретически, «сделать окончательный выбор» Еревану могли бы предложить именно западные игроки, например, в рамках очередного усиления санкционного и иного давления на Москву. Но вот, пойдут ли западные державы на такой шаг? Уже упомянутый визит сразу нескольких лидеров постсоветских государств на 9 мая в Москву показывает, что как раз такого требования «сделать жесткий выбор» со стороны тех же США там (включая Армению) пока не ожидают.

Кроме того, для Еревана, все-таки, по многим вопросам объективно важно взаимодействие с Москвой – от закупок вооружений до экономических сюжетов, включая поставки в Армению российского газа. Конечно, экономические интересы не всегда становятся гарантией от существенного охлаждения отношений: для примера вспомним хотя бы взаимоотношения России и ЕС. Но также отметим, что в сфере безопасности ЕС или США конкретных гарантий Еревану не дают – например, не заявляют, что тем, кто «тронет» Армению грозят жесткие санкции. И пока нет признаков, что западные державы такие гарантии предоставят. Да и ситуации, при которой настолько серьезные политические инвестиции в сотрудничество с Арменией «окупились» бы для западных игроков, пока не наблюдается.

То есть, скорее, правительство Никола Пашиняна, по крайней мере, в ближайшей перспективе, и дальше продолжит балансировать между Россией и западными державами.

- Недавно произошли вооруженные стычки на границе между Азербайджаном и Арменией. Как считаете, на фоне беспрецедентного диптраффика и повышения вероятности подписания мирного договора, совершив подобные провокации, какую цель преследует армянская сторона?

- Вооруженные инциденты на границе, скорее всего, будут периодически происходить в ближайшие месяцы, даже в случае возрастания интенсивности переговоров. При этом больший риск более масштабной вооруженной эскалации, скорее всего, будет наблюдаться осенью 2023 года.

Если говорить о внутриполитических вызовах для правительства Армении в такой ситуации, то с одной стороны, обсуждение даже слухов об уступках в сторону Азербайджана создает для команды Никола Пашиняна проблемный фон в преддверии выборов в Совет старейшин Еревана, которые должны пойти осенью. Это может периодически подталкивать премьера Армении к более резкой риторике в адрес Баку. С другой стороны, чем меньше подвижек будет в ходе переговоров (хотя бы непубличных) и чем напряженнее будет ситуация на границе в течение лета, тем выше риск уже упомянутой вооруженной эскалации осенью.

- 14 мая прошли выборы в Турции. Основные кандидаты – действующий президент Эрдоган и лидер левой оппозиции продолжат борьбу во втором туре. Какие у вас прогнозы? У кого больше шансов победить и как изменится внешняя политика Турции в случае избрания Кылычдароглу, который откровенно заявил, что займет прозападный курс если встанет во главе Турции?

- Как известно, когда действующий президент какой-либо страны не одерживает победу с первого тура, медийно-экспертное сообщество обычно вспоминает случаи, когда главы государств проигрывали во втором. Действительно, для действующих глав государств борьба за победу во втором туре – задача сложная.

Тем не менее, примеров побед во втором туре президентов, добивающихся переизбрания на очередной срок, не так мало. Можно вспомнить хотя бы примеры из истории Франции. Конечно, примеры побед, идущих на второй срок президентов над соперниками с очень высоким антирейтингом можно вынести на скобки – это случаи победы во втором туре Жака Ширака над Жан-Мари Ле Пеном в 2002 году и Эммануэля Макрона над Марин Ле Пен в 2022-м. Но, кроме этого, отметим, что Шарль де Голль в 1965-м и Франсуа Миттеран в 1988 году также переизбрались на второй срок после победы во вторых турах. Причем, результаты обоих данных лидеров в первых турах были ниже, чем у Реджепа Эрдогана сегодня – скажем, Миттеран в 1988-м набрал в первом туре лишь 34,1%.

Безусловно, тут можно долго дискутировать, насколько отличалась ситуация для этих лидеров в прошлом и Реджепа Эрдогана сегодня. Понятно, что в Турции уже первый тур прошел, де-факто, по сценарию второго – то есть, подавляющая часть электората разделилась между двумя основными кандидатами. Но, тем не менее, повторюсь, что второй тур – сложный вызов, но не приговор для действующих президентов.

Понятно, что важную роль сейчас сыграет борьба за избирателей, голосовавших за Синана Огана. Нередко эксперты делают акцент на тех вопросах, по которым позиции этого политика и Реджепа Эрдогана близки. Например, если брать 6 условий, публично поставленных Оганом в обмен на поддержку кандидатов-участников второго тура – это борьба против последователей Фетхуллаха Гюлена и РПК. Тем не менее, между официальной позицией Эрдогана и Огана по другим вопросам есть и расхождения. Кроме того, для заметной части электората Огана именно претензии к властям по миграционным проблемам могли быть важным фактором голосования за этого политика. А здесь первый ход уже сделал Кемаль Кылычдароглу, пообещавший в случае своей победы на выборах выслать из Турции всех беженцев. Реджеп Эрдоган, как известно, напротив, не так давно снова заявил, что не может поддержать выдворения сирийских беженцев из страны.

С другой стороны, поддержка даже пятой части электората Синана Огана уже будет достаточно Реджепу Эрдогану для победы. Возможно, действующий турецкий президент в период до второго тура попытается усилить роль националистов в рамках своей кампании – тех же представителей Партии националистического движения, к которой когда-то принадлежал Оган. Пока шансы Реджепа Эрдогана на победу во втором туре сохраняются и даже на достаточно заметном уровне. Но многое может зависеть и от неожиданных событий, которые могут «подтолкнуть маятник» общественных настроений в ту или иную сторону.

Что касается перспектив внешней политики Анкары в случае прихода к власти Кемаля Кылычдароглу. Хотя в прессе этот политик, как правило, ассоциируется с проамериканской линией, отметим довольно активные шаги Пекина по взаимодействую с ним и его соратниками. Например, в 2022 году с ним контактировал посол Китая в Анкаре, кроме того, в том же году прошли переговоры делегации с участием китайских дипломатов с представителями Народно-Республиканской партии, к которой принадлежит Кылычдароглу. Конечно, контакты с США будут иметь существенное значение для Кылычдароглу и команды, которая пришла бы во власть вместе с ним. В то же время, возможно, его линия в отношении внешнеполитических оппонентов США (в том числе, Москвы и, тем более, Пекина) может оказаться более прагматичной, чем это предполагает его нынешняя предвыборная риторика.

Беседовал: Кавказ Омаров



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: