«Потенциал безопасности Запада по совокупности проигрывает потенциалу России» - Эксклюзивное интервью Armiya.az с экс-замом начальника генштаба ВСУ

2024/03/roman-1711019749.jpg
Прочитано: 3096     15:15     21 МАРТА 2024    

Военные эксперты и аналитики уже давно предупреждают, что Путин не остановится на Украине и пойдет дальше. А немецкая разведка в своем последнем анализе не исключает, что Россия может напасть на страну НАТО уже в 2026 году – об этом написал немецкий портал Business Insider


Об этом же вчера в интервью телеканалу CNBC заявил польский лидер Анджей Дуда, президент страны, которая может попасть «под раздачу» одной из первых.

Будет ли большая война? Сработает ли в случае нападения пресловутая 5-я статья НАТО? Какие страны могут оказаться под российским огнем первые? Введут ли в Украину войска стран – членов Североатлантического альянса?

Обо всем этом наш киевский корреспондент поговорила с генерал-лейтенантом, заместителем начальника Генерального штаба ВСУ в 2006-2010 годах Игорем Романенко.

- Игорь Александрович, много сейчас разговоров и прогнозов о том, что РФ может проявить агрессию также по отношению к странам НАТО. Но возникает вопрос – насколько сейчас готова и готовится ли РФ к возможной эскалации с членами Альянса?

- Состояние, в котором находятся их вооруженные силы, интенсивность ведения боевых действий, особенно на восточном и на южном фронтах, не дают оснований утверждать, что на данный момент что у них такие возможности есть. Более того, наступление, которое они проводят с конца прошлого года, значительно уменьшает их потенциал, поскольку было уничтожено достаточно большое количество вооружения, техники и живой силы противника. Именно поэтому на отдельных направлениях восточного и южного фронтов мы видим состояние стабилизации и определенной перспективы, которая, безусловно, зависит в первую очередь от поставок боеприпасов вооружения и техники и от наших союзников, и от отечественного военно-промышленного комплекса. Х хотя, негде правды девать, его потенциал покрывает только часть потребностей Сил обороны Украины. Конечно, остро стоит и вопрос мобилизации военнослужащих, особенно для частей, которые воюют непосредственно на передовой. Это наша внутренняя задача, которую нужно срочно исправлять.

- Смущают некоторые моменты – немецкая разведка сообщает о возможном нападении на страны НАТО уже в 2026 году. В то же время президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен говорит о том, что в ближайшие 5 лет нужно значительно увеличить промышленный оборонный потенциал. Этот процесс длительный, а время, по оценкам разведки, поджимает. Как считаете – это в ЕС не очень серьезно относятся к таким разведданным, или они реально оценивают потенциал РФ? Почему существуют такие разбежности во времени?

- Это, на мой взгляд, инерция. Когда по окончанию холодной войны европейские государства воспринимали ситуацию достаточно спокойно, я бы даже сказал, пацифистски, это отражалось на степени укрепления безопасности каждой из стран в частности и ЕС в целом. Здесь можно в чем-то согласиться с Трампом, который настаивает на том, чтобы в валовом внутреннем продукте каждого государства Альянса процент на безопасность составлял не ниже двух. И сейчас семимильными шагами они пытаются достичь этого показателя - меняют бюджеты, восстанавливают свои военные производства, но опять-таки по инерции все это делается достаточно медленно. Это из негативного. Из позитивного – за два года войны наконец произошло переосмысление роли и значения Украины в европейской безопасности. Ведь Украина борется не только за свою свободу и демократию, а и дает время Европе на подготовку к возможным агрессивным действиям государства-террориста. Нужно признать, что соотношение оружия в потенциале российских вооруженных сил и раньше было не в пользу европейских государств. Но ситуацию где-то сглаживали США. Однако для того, чтобы повысить потенциал безопасности всей Европы необходимо время для передислокации войск, и они отрабатывали свои навыки на учениях. Но еще остается вопрос - если президентом Америки вновь станет Трамп, будет ли он вообще помогать европейским государствам в вопросах безопасности. Поэтому это все сейчас анализируется, делаются выводы, однако выход из предыдущих пацифистских состояний в демократических условиях осуществляется крайне медленно. А демократия в управлении во время войны – это не рациональное и проигрышное управление. Украина и государства Восточной Европы, которые ощущают угрозу в большей степени, меняют такие подходы, но все это происходит достаточно медленно.

- Путин начал подготовку к военной агрессии против Североатлантического альянса – так считают также в американском Институте изучения войны. Об этом свидетельствуют два указа главы Кремля от 26 февраля, которые официально восстанавливают Московский и Ленинградский военные округа. Аналитики объясняют, что теперь Ленинградский округ будет находится возле северо-восточной границы НАТО, а Московский возле северо-восточной части Украины и Польши. Конечно же, это является четким сигналом со стороны России по поводу возможной агрессии с Альянсом. Насколько сейчас страны ЕС и в целом НАТО готовы к реформам, учитывая практику сегодняшней войны, которую ведет Россия против Украины?

- Как я уже говорил – полной готовности нет, потенциал безопасности этих государств по совокупности проигрывает потенциалу России. Только благодаря тому, что Украина в этой войне уменьшает российские наступательные возможности, удается сдерживать агрессивные стремления россиян. Поэтому к войне на широком фронте они еще не готовы. Да, европейцы начинают готовится к широкомасштабной агрессии, но и россияне за два года войны многому научились. Мы видим, что они используют в свою пользу все задержки и нерешительные действия европейцев, а во время войны это становится стратегическим ресурсом и критерием. И весь свой приобретенный опыт они будут использовать по максимуму в войне с европейскими государствами. Поэтому нужно изменять свои подходы. И лучшим критерием, конечно же, является непосредственное участие в боевых действиях. Вот откуда и родилась идея Макрона о введении войск НАТО в Украину. Очень рациональное решение, хотя президента Франции и пытаются сдерживать его европейские коллеги, в первую очередь канцлер Германии Шольц.

- Макрон вполне серьезно взялся реализовывать введение войск НАТО в Украину. И это уже будут не просто инструкторы, а боеспособная армия. Более того, сегодня президент Франции говорит о 20 тысячах французских военных и даже уже обсуждается место расположения этого французского десанта. Как Вам такие прогнозы?

- Реализация этой идеи еще только в начале своего пути. Президент Франции видит ситуацию, которая складывается с безопасностью в Европе. Наблюдает что, к сожалению, россияне наступают на востоке и юге Украины. Но они не могут допустить поражение Украины, поэтому надо принимать соответствующие меры. И Макрон, как лидер мощного европейского государства, выступил инициатором введения военного контингента стран НАТО в Украину. Они уже готовы переходить российские красные линии и рисовать свои линии в этой войне. Ведь ситуация связана с безопасностью в Европе, а значит, во всем мире. Это очень важно для нас, потому что наконец вопрос: как и чем дальше помогать Украине, сдвинут с мертвой точки. Мы все помним, что и перед войной, и на начальных ее этапах и американцы, и Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг все время заявляли, что главная и основная позиция НАТО –не допустить эскалации, не привести к ситуации, когда Россия может применить ядерное оружие. На данный момент нет предпосылок к его применению. Но ведь эскалация может произойти в любой момент. Россия каждый раз пугает своими красными линиями. Например, угрожает неизбежным, если, к примеру, ВСУ попытаются захватить Крым. Или, с помощью новых средств вооружения, той же авиации, ракетного оружия будет нанесен удар по Крымскому мосту. Но самое главное, что лидеры отдельных европейских стран пришли к пониманию того, что надо упреждать ситуацию, а не реагировать на прихоти Путина. Что сейчас и делает Макрон. Когда это может произойти? Тот же Макрон говорит, что войска будут введены сразу же при попытке повторно взять Киев или Одессу. Но в любом случае, над этим процессом надо работать, подключать другие страны, реально изучать, куда и при каких обстоятельствах могут заходить иностранные войска. Военные специалисты над этим уже интенсивно работают. Так же, как и работают над тем, чтобы расширять клуб стран, которые могут отправить своих солдат на войну в Украину.

- О позиции США в этом вопросе мы уже с Вами вскользь поговорили, и она пока что неизменна: вооружение - да, войска – нет. Но это пока что. А какие страны на сегодняшний день могут примкнуть к этому, условно говоря, «клубу Макрона»?

- В первую очередь те, которые чувствуют в большей степени опасность – Восточноевропейские страны, и первая из них Польша, страны Балтии, может быть, отдельные северные страны – Финляндия и Швеция. То есть, кто ближе к границе, кто больше всего ощущает российское военное давление. Это вполне рационально – лучше упреждать опасность на расстоянии, на территории другого государства, в данном случае Украины, чем ждать эту российскую навалу и сопротивляться ей уже на своей территории.

- Зацеплюсь за Вашу фразу: «в случае повторного наступления на Киев или Одессу». Существует такая вероятность?

- Вероятность есть чего угодно. По состоянию на текущий момент сил на то, чтобы нападать на Киев или Одессу, у противника нет. Сегодня для них главное направление - Восток и Юг. Там они сосредоточили основные группировки, там они вводят резервы и реализовывают свои определенные наступательные планы.

- В случае, если в Украину-таки введут войска стран-членов НАТО – каким образом это поможет изменить ход боевых действий? Потому что, например, даже наши военные говорят: мы и сами способны воевать - вооружение, снаряды дайте!

- Наши военные говорят это потому, что перспектива введения иностранных войск более удаленная, а с оружием нам могут реально помочь хоть сегодня, хоть завтра. У американцев целые поля в пустынях есть с Абрамсами и Ф-16. Но вот такая сегодня у них позиция. У европейцев возможности несколько другие, но работа все равно идет. Например, очередное вчерашнее заседание глав оборонных ведомств более чем 50 государств в формате Рамштайн принесло свои результаты – к нам придет новая военная помощь в виде снарядов, средств ПВО и, конечно же, долгожданные Ф-16.

- Если французы и другие европейские страны смотрят в дальнюю перспективу и готовятся к долгой войне, то в Турции говорят о том, что война закончится в 2025 году. В частности, об этом на днях заявил министр иностранных дел Турции Хакан Фидан. На чем основаны такие прогнозы?

- Это их видение – нам важны наши оценки ситуации. Война может закончиться и в этом году. Но на каких условиях и в каком состоянии? Сейчас проводить какие-либо переговоры на российских условиях для нас неприемлемо. Поэтому такие перспективы очень маленькие. Следующий год связан с тем, что если состоится широкомасштабная помощь от наших союзников вооружением и техникой, и, возможно, уже и войсками, то ситуация на фронте может измениться. И тогда она будет приемлема для переговорного процесса и Украине, и союзникам. Но по состоянию и потенциалам на фронте на данный момент очевидно, что для начала нам надо хотя бы остановить наступление – а это произойдет не быстрее, чем к лету. И уже потом собрать силы и проводить соответствующие деокупационные контрнаступательные действия. По срокам – это как раз вероятность 2025 года. Оттуда и такие прогнозы у турков.


Ярина Лазько, специально для Armiya.az из Киева



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: